— Простите, мне бы кровь сдать. — Вам для чего? Или от кого вы пришли сдавать?

— Любовь….

— Любовь, а по отчеству как?

— Просто Любовь. Больно. Может немного с кровью отдам. Что бы легче. К тому же, ведь есть которые не умеют любить, или как им говорят что Любовь не ваш конек, или тем, кто не умеет любить вовсе, вот им и будет.

— Не уверен, что вам это поможет.

— А кому то уже помогало?

— Да.

— Тогда может мне попробовать, может я не безнадежен?

— Вы безнадежный романтик, но попробовать стоит. И кстати, сколько бы вы хотели отдать?

— А сколько можно?

— Ну мне казалось, что прийдя сюда вы уже знали, сколько и какой группы Любовь вам хотелось бы отдать.

— Ну у вас же есть какой то стандарт. Например 400 кубиков.

— Видно, что вы не смыслите ничего. Любовь в кубиках. Ну разве это возможно? Как вы себе это представляете. (Смеется)

— А как, простите, измеряется Любовь? И что вы имеете в виду говоря «группа Любви»?

— Безответная, назойливая, сильная… Ну это самые распространенные группы. А какая у вас только вам знать.

— В вашем перечне моей нет. И не знаю, может ли она быть охарактеризована одним словом, как термин. Это ведь больше ощущение тут. Чувствую, как мое тело изо всех сдерживает внутри что то безграничное и теплое. И вот в эту минуту и секунду я чувствую пульсацию и моя душа использует какие-то немыслимые инструменты и ухищренные методы воздействия на сердце. Оно вот вот лопнет. Еще минута и я сойду с ума. Я бы с удовольствием отдал себя на растерзания голодным псам, за оградой самого злого мира сего или скатился бы вниз, с самой высокой и каменистой горы, что бы лохмотья кожи срослись с рваной одеждой, чем терпеть все это внутри…

Звук металического медицинского инструмента заполнил комнату. Небольшие хромированные автоклавы выпускают пар, который стремительно поднимается вверх вдоль окна залитого солнцем. Сегодня солнечно и тепло, правда ветер порывистый и прохладный напоминает о неизбежном приближении осени.

Запах кварцевых ламп разбавил запах талька, который в секунду был беспощадно уничтожен чистым медицинским спиртом. Хлопок стерильных перчаток натягивающих на запястье и этот взгляд с вопросом, который я почувствовал затылком.

— Я готов. Если вы тоже, мы можем попробовать немного отлить Любовь.

— Вы знаете, доктор… я бы немного повременил. Возможно это не гуманно отдавать такую любовь. Ведь не известно, как она приживется в другом, и приживется ли. И вероятно никто не захочет такую себе, ведь вы не смогли определить группу, а описанием будет мой рассказ, что вероятнее всего отпугнет. Но если откинуть все предположения и заботу о других, что в прочем не так легко, как хотелось, то я не готов не любить. Я сроднился со своей Любовью. Возможно скоро я смогу контролировать, как бы не глупо и по детски наивно это звучало. Мне бы хотелось еще немного побыть с ней.

Спасибо.

16.07.2015

2015/07/18